Православные паломнические туры по России

Троице Сергиева Лавра

Троице Сергиева Лавра

В 1337 году будущий преподобный Сергий Радонежский, тогда ещё носивший мирское имя Варфоломей, и его старший брат Стефан, инок хотьковского Покровского монастыря, поселились на холме Маковец, в десяти верстах от Хотькова. Это событие считается датой основания Троице-Сергиевой пустыни. Вскоре братьями был поставлен небольшой деревянный храм во имя Святой Троицы (был освящён в 1340 году)[10]. Первые монастырские сооружения — храм Святой Троицы и несколько келий — занимали лишь малую часть современной территории Лавры, располагаясь в её юго-западном углу[11]. После ухода Стефана в Богоявленский монастырь в Москву преподобный Сергий несколько лет подвизался в одиночестве, но со временем вокруг его келии стали селиться и другие иноки. Около 1340 года пустынь превратилась в особножительный монастырь[3]. Константинопольский Патриарх Филофей в своё первое (1353—1354 годы) или второе (1364—1376 годы)[4] патриаршество благословил преподобного Сергия ввести общежитийный устав[3]. Территория монастыря была разделена на три части — жилую, общественную и оборонительную. В центре монастыря расположились новый деревянный храм Святой Троицы и трапезная, окружённые с четырёх сторон кельями; позади келий находились огороды и хозяйственные службы. Весь монастырь был обнесён деревянной оградой (тыном). Над воротами была устроена ещё одна деревянная церковь, во имя Димитрия Солунского. План монастыря, установленный тогда, в общих чертах дошёл до наших дней[12]. Игуменом монастыря поначалу был игумен Митрофан, постригший Варфоломея в монахи под именем Сергия. После смерти Митрофана игуменом монастыря стал преподобный Сергий Радонежский.

 

Гравюра Бориса Чорикова. Сергей Радонежский (справа, держа в левой руке Евангелие) крестом благословляет великого князя Дмитрия Донского перед Куликовской битвой

Вскоре Троицкий монастырь стал духовным центром русских земель, поддержкой московских князей. Здесь в 1380 году преподобный Сергий благословил войско князя Дмитрия Ивановича, отправлявшегося на сражение с Мамаем. 8 сентября 1380 года во время Куликовской битвы на поле боя в нарушение устава православного монашества по благословению преподобного Сергия вышли иноки-богатыри Троицкого монастыря — Пересвет и Ослябя. В 1392 году преподобный Сергий преставился и был похоронен в храме Святой Троицы[13]; за полгода до своей кончины Сергий передал руководство монастырём своему любимому ученику Никону[12].

Монастырь в XV—XVI веках. Первые каменные сооружения

В 1408 году монастырь был разграблен и сожжён татарским ханом Едигеем[14], но следующие 200 лет его истории прошли почти безоблачно. Троицкий монастырь отстраивался, развивался, стал одной из главных российских святынь. Монастырь на протяжении нескольких столетий являлся культурным и религиозным центром Российского государства[15]. В обители составлялись летописи, переписывались рукописи, писались иконы; в XV веке здесь было создано «Житие преподобного Сергия Радонежского», один из крупнейших памятников старорусской литературы, ценнейший исторический документ[16][17].

В 1422 году на месте деревянной церкви (которая была перенесена восточнее) игуменом Никоном было заложено первое каменное сооружение монастыря — Троицкий собор, построенный силами сербских монахов из Косово, нашедших прибежище в монастыре после битвы на Косовом Поле[источник не указан 1101 день]. При строительстве собора были обретены мощи преподобного Сергия Радонежского. В росписи храма участвовали выдающиеся иконописцы Андрей Рублёв и Даниил Чёрный, для иконостаса собора была написана знаменитая «Троица»[18]. Троицкий собор почитался московскими князьями: здесь совершались молебны перед походами и по успешном окончании их (как, например, Василий III отметил здесь молебном успешный поход на Псков в 1510 году, а Иван IV Грозный совершил молебен в честь успешного взятия Казани в 1552 году), «крестоцелованием» скреплялись договоры, совершалось крещение наследников престола[12].

С Троицким монастырём связано одно из самых драматичных событий междоусобных войн в Московской Руси. В 1442 году в монастыре у гроба Сергия состоялось примирение Василия II c двоюродным братом Дмитрием Шемякой, которым закончились долгие годы междоусобицы. Однако спустя два года Дмитрий нарушил данную клятву; люди Шемяки схватили Василия, молившегося у гроба Сергия, и отправили под конвоем в Москву, где спустя два дня Василий был ослеплён и сослан в Углич. Духовенство Троицкого монастыря осудило действия Дмитрия Шемяки (первой в церковном осуждении Шемяки стоит подпись троицкого игумена Мартиниана), а освобождённый из заточения Василий II в 1450—1462 годах дал монастырю ряд жалованных грамот[12].

Троицкий собор долгое время оставался единственным каменным сооружением монастыря. В 1469 году под руководством московского зодчего Василия Ермолина на центральной площади была построена каменная трапезная. Это было двухэтажное здание, состоявшее из двух палат: «малой трапезы отцов» (трапезной для братии) на первом этаже и «царской палаты» на втором этаже. Тип одностолпной палаты, впервые применённый в Троицком монастыре, впоследствии был использован строителями Грановитой палаты в Москве, после чего получил широкое распространение[12]. В XVIII веке на месте трапезной была построена современная колокольня. Близ трапезной по проекту Еромолова выстроили каменную поварню. В 1476 году около Троицкого собора псковскими мастерами была сооружена церковь Сошествия Святого Духа[19][20].

В 1530 году в Троицком соборе было совершено таинство крещения долгожданного сына князя Василия III, будущего царя Ивана IV Грозного. В 1547 году, едва в Москве окончились пышные празднования по случаю свадьбы Ивана IV, молодой царь с супругой отправился пешком в Троицкий монастырь, где провёл неделю, каждодневно молясь у гроба Сергия. Впоследствии царь часто бывал в монастыре, совершал молебны по случаю крупнейших побед русских войск; за время царствования Иван IV вложил в развитие монастыря не менее 25 тысяч рублей[12]. При Иване Грозном была осуществлена перепланировка монастыря. Ещё с 1540-х годов велось возведение белокаменных стен вокруг монастыря. В 1550-е годы пояс стен в форме неправильного четырёхугольника протяжённостью около полутора километров был построен. Именно тогда монастырская территория приобрела существующие ныне размеры. Одновременно со строительством стен в трёх прилегающих к монастырю оврагах были устроены запруды, а с южной стороны был выкопан большой пруд. Троицкий монастырь превратился в мощную крепость. В 1561 году он получил статус архимандрии[6].

В 1559 году в присутствии царя был заложен новый большой собор, получивший название Успенского. Строительство храма растянулось на долгие годы; в 1564 году оно было прервано из-за крупного пожара, во время которого «выгорел Троицкий Сергиев монастырь, трапезы и казны монастырские в палатах, и колоколы многие разлилися и поварни все, и гостии двор, и служни дворы…»[12]. Освящение собора состоялось уже после смерти Ивана Грозного, в 1585 году, в присутствии нового царя Фёдора Иоанновича[12]. После этого в 1585-1586 годах по велению царской четы были проведены широкие художественные работы. Это было связано с тем, что у царя Фёдора Иоанновича и царицы Ирины Феодоровны Годуновой не было детей, хотя венчание состоялось в 1580 году[21]. Это был не единичный случай — дорогими подарками были одарены знаменитые монастыри и храмы государства «в моление» о чадородии. В Успенском монастыре был устроен придел Феодора Стратилата и святой великомученицы Ирины, которые являлись тезоименитыми святыми царской четы[22].

К концу XVI века Троицкий монастырь стал крупнейшим монастырём России; в его собственности насчитывалось 2780 поселений, велась активная торговля — торговые суда монастыря ходили в зарубежные государства[12].

Развитие монастыря с XVII века по начало XVIII века

 

Василий Верещагин. «Осада Троице-Сергиевой Лавры»

В Смутное время Троицкий монастырь выдержал 16-месячную осаду польско-литовских интервентов под предводительством Сапеги и А. Лисовского[15]. Польско-литовские войска, подошедшие к монастырю в сентябре 1608 года, обстреливали крепость из 63 орудий и многократно предпринимали попытки штурма; в конце 1609 года в осаждённом монастыре началась цинга, во время эпидемии умерло свыше двух тысяч человек. Всех умерших относили в Успенский собор. К концу зимы людей, способных защищать монастырь с оружием в руках, осталось менее 200. Несмотря на все трудности монастырь стойко оборонялся, по характеристике самих поляков он был вооружён «людьми, железом и мужеством»[15]. В ходе успешных вылазок осаждённых большое количество людей теряли и поляки; во время одной из вылазок погиб сын Лисовского Станислав. Узнав о подкопе под Пятницкую башню, защитники возвели напротив подкопа вторую стену, а затем в ходе успешной вылазки взорвали подкоп[23]. 12 (22) января 1610 года осада была снята русскими войсками под предводительством Михаила Скопина-Шуйского. Монастырь стал одним из оплотов Второго ополчения Минина и Пожарского; большой вклад в дело освобождения внёс архимандрит Дионисий, помогавший Ополчению крупными пожертвованиями и поддерживавший дух войска[24]. Ущерб, нанесённый монастырю, описан в «Сказании Авраамия Палицына»[25]:

…от подкопов и от слухов стены градные расседошися, а в иных местех мало не подаше и строения: во обители же службы и келия братския без покрова быша и многие келии и службы в монастыре погорели.

Однако авторитет монастыря, ставшего одним из символов мужества русского народа, вырос, а вместе с ним увеличились и пожертвования в казну. Монастырские укрепление быстро удалось восстановить (при этом стены были надстроены в высоту и увеличены в ширину, а башни обрели дошедший до наших дней облик), началось строительство новых зданий. Рядом с Духовской церковью была возведена большая колокольня, у восточной стены трапезной появилась церковь Михаила Малеина. Стены трапезной были украшены яркой росписью. На месте деревянного дворца Ивана Грозного были построены царские хоромы. Около 1640 года был выстроен каменный двухэтажный корпус келий. Среди других крупных монастырских сооружений XVII века — церковь Зосимы и Савватия, Больничные палаты[26].

Последний раз монастырь видел под своими стенами врага в 1618 году, в ходе похода на Москву польского королевича Владислава. Наступило время процветания монастыря; число крестьянских дворов, принадлежавших обители, достигло 16,8 тысяч, превысив число крестьянских владений царя и патриарха. Собственные кирпичные заводы монастыря обеспечивали непрерывное проведение строительных работ. В окружавших монастырь прудах монахи разводили рыбу, по берегам их были созданы фруктовые сады, поставлены ветряные мельницы[26].

В 1682 году, во время Стрелецкого бунта, монастырь послужил убежищем для царевны Софьи Алексеевны, царевичей Ивана и Петра[27]. В 1689 году в монастыре укрывался спасшийся из Москвы бегством Пётр I. Именно в Троице-Сергиевом монастыре пытали сторонников Софьи, отсюда уже полновластным правителем Пётр уехал в Москву[28][29]. При нём в обители появилась великолепная барочная трапезная с храмом преподобного Сергия Радонежского[27], так называемая Трапезная церковь. С сооружением новой трапезной формирование архитектурного облика центральной площади монастыря было почти полностью завершено[30]. Над восточной стеной монастыря на средства Строгановых в 1699 году была построена надвратная церковь Рождества Иоанна Предтечи.

В начале XVIII века строительство на территории монастыря замерло. Россия вступила в Северную войну (на военные нужды Пётр I взял из монастырской казны 400 тысяч рублей[31]); затем началось строительство новой столицы России — Санкт-Петербурга — в связи с чем царём был введён запрет на строительство каменных зданий во всей России. Лишь в 1708 году у стен монастыря были развёрнуты строительные работы: из-за возникшей угрозы проникновения шведской армии вглубь России, Москву и близлежащие крепости, в том числе Троице-Сергиев монастырь, было решено укрепить. У Успенских и Красных ворот были сооружены каменные мосты; под монастырскими стенами появились глубокие рвы и бастионы. Рвы просуществовали до 1830-х годов, а земляные укрепления близ угловых башен сохраняются по сей день[32].

Преемники Петра Великого на российском престоле не проявляли большого интереса к судьбе монастыря; возникли даже планы переноса обители ближе к новой столице, однако им не суждено было осуществиться[32]. В 1738 году поменялась система управления монастырём: он стал подчиняться Духовному совету.

Расцвет Лавры

После восшествия на престол Елизаветы Петровны наступил новый период расцвета монастыря. 1 октября 1742 года по указу императрицы Елизаветы Петровны в Троице-Сергиевом монастыре была открыта духовная семинария (позднее, в 1814 году, в монастырь была переведена Московская Духовная академия, одно из крупнейших религиозных учебных заведений России[33]). Вскоре (в 1744 году) Троице-Сергиев монастырь был удостоен почётного титула Лавры[6][13]; главой Лавры утверждался Митрополит Московский.

Елизавета Петровна часто посещала Лавру. Каждый её приезд сопровождался празднеством — фейерверками, пушечной стрельбой и пышными трапезами. Летом в монастыре проводились увеселения; за монастырскими стенами был выстроен пышный увеселительный дворец Корбуха, окружённый оранжереями и парком во французском стиле. Строительство развернулось и на территории самой обители. Ещё в 1738 году московскому архитектору Ивану Мичурину было поручено составить генеральный план монастырской территории. План был составлен и отправлен в Петербург, но был утверждён лишь в 1740 году; вместе с планом пришёл и проект новой монастырской колокольни, разработанный придворным архитектором Шумахером. Петербургский архитектор предложил разместить колокольню в геометрическом центре главной площади. Однако Мичурин считал, что в этом месте колокольня окажется заслонена другими сооружениями и «от такова малова расстояния… народом видна много быть не может»[34]; Мичурину удалось добиться переноса места строительства к северу. В 1741 году состоялась закладка колокольни; строительство растянулось почти на 30 лет и было завершено лишь в 1770 году. Для новой звонницы прямо на территории монастыря был отлит царь-колокол весом в 4065 пудов[35].

Перестройке должны были подвергнуться многие сооружения Лавры; архитектурный стиль монастырских сооружений планировалось привести в соответствие вкусам середины XVIII века. В 1745 году был вычерчен альбом перестройки всей лаврской территории с подробным описанием построек монастыря. Ускорению перестройки способствовал сильный пожар, случившийся в 1746 году, который уничтожил все деревянные постройки монастыря. Началась глобальная реконструкция Лавры в соответствии с альбомом 1745 года; работы продолжались до 1789 года. Новый облик монастырских сооружений напоминал внешнее убранство дворцов того времени[36]. Здания были выкрашены в яркие тона, подчёркивавшие красоту белых и позолоченных лепных деталей. Под стать внешнему декору пышный облик получили интерьеры сооружений. Самую роскошную отделку обрели Царские чертоги (лепнина и живопись на потолке, наборный паркет, изразцовые печи, шёлковая обивка стен). Первоначальный декор многих старых зданий был утрачен; например, сооружения вдоль западной стены монастыря, в том числе Больничные палаты, обрели единый фасад с одинаковыми окнами и галереей на столбах. Некоторые здания (в том числе кузница и оружейная палата) были разобраны[34]. Архитектура ряда сооружений в альбоме была вычурна; контролировавшим перестройку архитекторам Ивану Мичурину и Дмитрию Ухтомскому удалось внести в проект ряд существенных изменений (например, было отменено решение о возведении над монастырскими зданиями двухъярусных фигурных крыш по голландскому образцу). Перестройка затронула и древние храмы обители; так, главы Троицкого собора и Духовской церкви были замены на луковичные, а сводчатую паперть Троицкого собора заменили высоким крыльцом. Главы большинства храмов позолотили. На территории Лавры появились мощёные белым камнем дорожки, а главная аллея — от Святых ворот до Троицкого собора — была украшена коваными решётками[37]. Наконец, в 1792 году на главной площади был сооружён обелиск с медальонами, текст в которых повествует об истории монастыря; обелиск использовался как хронометр — на трёх его сторонах размещены солнечные часы[38].

 

Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры. 1890-е гг. Фотография

 

Ф. Я. Алексеев Троице-Сергиева Лавра. Вид на Успенский собор, колокольню и Трапезную палату

В XVIII—XIX веках Троице-Сергиева лавра стала одним из богатейших монастырей России, входила в число самых крупных землевладельцев (в 1763 году, в преддверии крупной конфискации церковных земель, Лавре принадлежало более 100 тысяч душ крестьян)[6]. Активная торговля (зерновыми, солью, предметами быта) способствовала приумножению богатств монастыря; его финансовое положение в XVII—XVIII вв. отличалось большой прочностью; велики были пожертвования монастыря в пользу русской армии (в 1812-м году — около 70 тысяч рублей[39]), ополчения (см. Дионисий Радонежский). Значение Лавры как культурного центра также возрастало; в 1814 году сюда из Москвы была переведена Духовная академия, расположившаяся в здании Царских чертогов. В связи с размещением академии ряд зданий был перестроен, появились новые постройки, — всё это, по мнению некоторых исследователей, привело к нарушению целостности архитектурного комплекса[40][41].

К началу XX века во ведении Лавры находились типография (в ней печатались произведения философов, священнослужителей — П. А. Флоренского, Климента Охридского и других), две гостиницы на территории Посада (старая и новая), мастерские (производство игрушек, подсвечников, крестов и т. п., резьба по дереву), лавки, конные дворы. У стен лавры велась бойкая торговля, близ монастыря появлялись торговые ряды, гостиницы и доходные дома. В 1910-е годы в лавре жило более 400 монахов. К Троице-Сергиевой лавре были приписаны некоторые малые монастыри и скиты[42].

Святыни монастыря: мощи преподобного Сергия Радонежского (в Троицком соборе), мощи преподобных Никона, Михея Радонежских, св. Серапиона Новгородского, митрополита Иоасафа, архимандрита Дионисия, преподобного Максима Грека, икона Святой Живоначальной Троицы работы Андрея Рублёва[39] (ныне в Третьяковской галерее, Москва) — привлекали тысячи паломников со всех концов России.

В Лавре захоронены представители знатных русских домов: Бельские, Воротынские, Глинские, Оболенские, Одоевские и другие; деятели Смутного времени: князь Дмитрий Трубецкой и Прокопий Ляпунов, князь Андрей Радонежский, представители фамилии Годуновых; многие московские и иные архиереи: Макарий (Булгаков), Леонтий (Лебединский), Сергий (Ляпидевский), Никон (Рождественский), Сергий (Голубцов), Патриархи Алексий I и Пимен. Многочисленные сокровища хранятся в ризнице — это уникальные предметы декоративно-прикладного искусства, подношения царей и богатых людей монастырю. Значительным фондом рукописей обладает лаврская библиотека — здесь хранятся и русские летописи, и рукописные книги XV—XVII веков, и уникальные образцы русских раннепечатных книг (на 1908 год — около 10 000), исторические документы[43].

Наиболее известными настоятелями лавры в XIX веке были митрополит Платон (Левшин), ведший активное строительство, святитель Филарет Московский, переписывавшийся с А. С. Пушкиным и основавший близ Лавры Гефсиманский скит, и святитель Иннокентий (Вениаминов), бывший первым православным епископом Америки.[44]:6-7.

История монастыря в XX веке

В первые годы XX века на территории монастыря продолжалось строительство, сооружались новые кельи и корпуса, хозяйственные сооружения, торговые ряды; в 1905 году была организована Лаврская типография.

 

Троице-Сергиева лавра. Фотохром (цветная литография) 1890-е годы

1918 год стал началом трудного периода в истории лавры. По утверждении 20 января (по ст. ст.) 1918 года СНК РСФСР Декрета Об отделении церкви от государства и школы от церкви[45], лавра, как и иные монастыри в России, находящиеся на территории, контролируемой большевиками, была юридически обращена в трудовую артель, однако монашеская жизнь продолжалась явочным порядком до 21 октября 1919 года, когда монахи были переселены в Черниговский и Гефсиманский скиты[46][47]. 10 ноября 1919 года президиум исполкома Сергиевского уезда принял решение о закрытии Лавры ввиду острой нехватки помещений для больниц, школ, детских учреждений. В марте 1919 года была распущена Московская Духовная академия, а её помещения были отданы электротехническим курсам; 11 апреля были вскрыты мощи преподобного Сергия[46]. 20 апреля 1920 года, несмотря на ряд посланий Патриарха Тихона председателю Совнаркома В. И. Ульянову (Ленину) с просьбой об отмене распоряжения о закрытии лавры, вышло постановление СНК «Об обращении в музей историко-художественных ценностей Троице-Сергиевой Лавры». Троицкий собор был закрыт немедленно, а братия была выселена и нашла себе место в трудовых коммунах; последнее богослужение в Троицком соборе было совершено 31 мая 1920 года. В том же 1920 году на территории лавры был организован историко-архитектурный музей. В 1929 году были закрыты последние скиты близ лавры и изъята на переплавку большая часть лаврских колоколов (уцелели колокол «Лебедь» 1593 года и древнейший, «никоновский», 1420 года). На территории монастыря до 1953 года находился Загорский учительский институт[48].

Дата поездки: 10.02.2018г.